Спустя почти месяц после исторического голосования Палаты Депутатов (нижней палаты бразильского Конгресса), сегодня, 12 мая 2016 года, утром, верхняя палата Парламента Бразилии, Федеральный Сенат, ОБЪЯВИЛА ИМПИЧМЕНТ ПРЕЗИДЕНТУ БРАЗИЛИИ ДИЛМЕ РУССЕФФ. Процесс импичмента президенту Бразилии длится уже давно, ещё с декабря 2015 года, проходя должным образом все легальные этапы, и строго следуя Конституции Бразилии. Что будет теперь? Теперь, согласно Конституции 1988 г., президент Дилма Руссефф отстраняется от власти на срок до 180 дней, и в должность вступает вице-президент страны Мишел Темер, который за последние несколько недель уже сформировал новое правительство, с которым будет работать. За эти 180 дней процесс импичмента будет окончательно решен Федеральным Верховным Судом Бразилии.

Президент Дилма Руссефф как внутри страны, так и международной прессе постоянно говорит о государственном перевороте, повторяя, что не совершала преступления против экономики (а конкретно, бюджета), за которое её судят. Однако как Счетная Палата Союза (“Союз” <=> федеральный уровень власти Бразилии), так и экономисты-техники Сената, Палаты Депутатов, юристы и т.д. – подтверждают, что преступления против бюджета были совершены, то есть это факт. В чем заключались эти преступления, мы уже писали здесь. В Бразилии в последний месяц велась (и будет продолжаться) ожесточенная борьба за власть между различными группами, произошла смена спикера Нижней Палаты конгресса, затем аннулирование голосования импичмента, затем аннулирование этого аннулирования и т.д. Страну потрясла целая серия политических шоков, но не будем вдаваться в эти подробности, так как об этом читатель может почитать в  прессе.

И всё-таки: тот факт, что произошел импичмент – это хорошо или плохо? Ответ у меня однозначный: это очень хорошо, и прежде всего для Бразилии и её жителей. Наступает новая эпоха, новая эра перемен к лучшему. 

Объясню почему импичмент – это очень хорошо. Основные аргументы:

Главная проблема, из-за которой началось это смутное время в Бразилии в середине 2013 года (мы много писали о тех протестах в то время, см. архивы блога), – это экономика. Спад в росте ВВП, резкий рост безработицы (сейчас более 10%), рост инфляции (10,5% в 2015 г.) и рост валового госдолга по отношению в ВВП (с 50% до 70%) – это вина краткосрочных и губительных кейнсианских мер в экономике, принятых с 2009 года. В экономике есть ряд постулатов, если не соблюдать которые, придется потом очень долго и дорого платить за эти ошибки (и Бразилии придется за эти ошибки платить еще долго: возможно, вплоть до 2020 года):

  • бюджетный консерватизм: государство не может тратить больше, чем имеет; соотношение валовый долг – ВВП должно быть предсказуемым и по максимуму сдержанным, чтобы давать правильные сигналы международным и внутренним инвесторам
  • борьба с инфляцией на первом месте: кейнсианские экономисты Дилмы открыто заявляли, что предпочитают иметь более высокую инфляцию, чем чуть больше безработицы. Но прав как всегда оказался Милтон Фридман: конечно, можно подразнить дракона инфляции и временно сдержать безработицу, только потом это проведёт к ещё большей инфляции и ещё большей безработице, которых можно было избежать. Именно это мы и видим сегодня в реальности
  • либерализм и приватизация: чем больше государство вмешивается в экономику, тем больнее она становится. Государственное вмешательство крайне вредно, т.к. 1) Рынок всегда эффективнее, государство крайне неэффективно, особенно коррупционное государство. Никто не тратит чужие деньги так осторожно, как тратит свои, говорил Фридман. 2) Государственный долг повышает инфляцию, если финансируется через эмиссию. 3) Государственное вмешательство выталкивает с рынка частные инвестиции (“эффект crowding-out”), т.к. банки покупают государственные облигации, и объем ресурсов на кредитном рынке для частного сектора сокращается. 4) Увеличение государственного долга приводит к росту риска-страны, а также к повышению процентных ставок экономики, т.к. государственные облигации должны будут платить более высокие проценты, конкурируя с другими бумагами.

Таким образом, большинство экономистов сегодня соглашается, что главная проблема Бразилии – экономика, а главная проблема экономики – это Дилма. Если убрать Дилму, равновесие на рынках восстановится. Важно то, что рынки очень оптимистично смотрят на импичмент, потому что новое правительство, которое приходит к власти – более либеральное, склонное к рынку. Министром финансов станет Энрике Мейреллес – консервативный экономист, крайне уважаемый на рынках не только Бразилии, но и всего мира. Одни его заявления и сигналы, которые он уже подаёт экономическим агентам, вызывают большой оптимизм. Это следующие сигналы:

  • более жесткая фискальная корректировка и более жесткое сокращение государственных затрат, для стабилизации траектории госдолг – ВВП и подачи рынку ясных, реалистичных и достоверных сигналов
  • приватизация инфраструктуры и части государственных активов, т.к. у государства нет ни бюджета, ни способности решить проблемы инфраструктуры в Бразилии и администрировать эти активы
  • реформы рынка труда: смягчение трудового законодательства и либерализация рынка труда. В Бразилии очень архаичное и протекционистское трудовое законодательство, 1944 года, которое никак не сочетается с сегодняшними реалиями глобализированной экономики, что делает Бразилию крайне неконкурентноспособной в мире
  • пенсионная реформа
  • налоговая реформа, дебюрократизация налоговой системы

Все эти пункты нового экономического курса являются движением навстречу к стабилизации государственных финансов, рынку и экономическому развитию, в отличие от курса, проводимого Дилмой Руссефф, который был движением к увеличению госдолга, бедности, социализму, Кубе, Венесуэле и всё большему вмешательству государства в экономику и протекционизму.

Недовольство народа Бразилии и политической элиты таким курсом привело к импичменту, который совершился для того, чтобы не допустить еще большего увеличения бедности, отсталости и безработицы, чем уже произошло.

Теперь впереди только оптимизм и движение вперёд, к глобализации, экономическому развитию и большей свободе рынков и индивидуальных потребителей. Безусловно, для этого необходимо будет провести ряд нелегких реформ, перечисленных выше, которые встретят сильное противостояние архаичных слоёв общества: коммунистов, социалистов, профсоюзов и прочих. Но здесь уже выбор стоит за Бразилией: либо она модернизируется и играет по правилам глобализации XXI века, либо превращается в Венесуэлу, в сторону которой двигалась Бразилия при Дилме.